Rudy Ogon (rudy_ogon) wrote,
Rudy Ogon
rudy_ogon

Categories:

Грузия и Польша в 1918-1921: альянс, который не состоялся



Из моей новой книги "Грузия и международные договоры 1918-1921"

Из содержания предыдущих глав мы видим, что в период между 1918 и 1921 гг. у Грузии, увы, отсутствовали какие-либо основания для восторгов по поводу наличия реальных союзников, способных и готовых оказать ей действенную помощь в деле укрепления независимости и защиты территориальной целостности. Однако, был один потенциальный партнер – Польша, который был вполне готов стать в перспективе более-менее надежным военным и политическим союзником возрожденного грузинского государства. Симпатии польских лидеров к Грузинской Республике были, возможно, продиктованы тем, что в течение указанного периода обе нации были вынуждены решать весьма похожие стратегические проблемы: Суверенитет Грузии находился под угрозой со стороны России и Турции, а Польша пребывала в состоянии острого конфликта с Россией и Германией.

Здесь можно вспомнить, что поляки и грузины искали союза друг с другом против Оттоманской империи еще в XV веке, когда грузинский король Константин II отправил посольство в Речь Посполиту для проведения переговоров с Великим Князем Литовским Александром I Ягеллоном. В конце XVII столетия польский король Ян III Собеский снарядил в Грузию специальную миссию во главе с опытным польским дипломатом грузинского происхождения Богданом Гурдзецким. Однако, процесс сближения между Польшей и Грузией был прерван в конце XVIII – начале ХIХ вв., когда обе страны были разделены между более сильными соседями, а большая часть их территорий аннексирована Российской империей.





В конце Первой мировой войны неофициальное польско-грузинское сотрудничество в военной области началось в феврале 1918 года, когда Грузия (на тот момент бывшая частью полунезависимого Закавказья) оказалась перед лицом вторжения оттоманских армий. Вооруженное сопротивление захватчикам было оказано в основном недавно сформированными армянскими, грузинскими и греко-понтийскими частями. В то же самое время в Закавказье из польских офицеров и солдат развалившейся российской Кавказской армии была создана особая добровольческая часть – Отдельная Польская Кавказская бригада (Polska Oddzielna Brygada na Kaukazie) под командой полковника Станислава Росновского.



В течение последних месяцев Первой Mировой войны названная бригада в основном отвечала за поддержание законности и порядка в Тифлисе – будущей столице независимой Грузии. В обстановке политической нестабильности и угрозы большевистского переворота в Тифлисе польская бригада сыграла важную роль в становлении и усилении независимой Грузии на ранней стадии возрождения грузинской государственности.

За официальным провозглашением независимости грузин-ского государства 26 мая 1918 г. и Германско-грузинским договором, заключенным в г. Поти два дня спустя (см. Главу 3) последовала германская оккупация Грузии. В июне 1918 г. под давлением германского командования в Тифлисе правительство Грузии было вынуждено издать указ о расформировании польской бригады. Весь ее личный состав был вынужден сменить военную форму на гражданскую одежду, и в организованном порядке передислоцироваться в Одессу. Боевое оружие у солдат и офицеров при этом не изымалось, а транспортные и иные финансовые издержки взяло на себя грузинское правительство. В скором времени почти все бойцы названной бригады вступили в ряды 4-й Польской стрелковой дивизии под командой генерала Люциана Желиговского. Примерно полтора года спустя правительство Грузии отказалось принять компенсацию, предложенную польским лидером Юзефом Пилсудским за расходы, понесенные в связи с содержанием Отдельной Польской Кавказской бригады и отправкой ее в Одессу, продемонстрировав таким образом высокую оценку роли польских военослужащих в становлении независимой Грузии в 1918 г.

После эвакуации бригады Росновского польско-грузинские отношения продолжали развиваться, постепенно принимая все более официальный характер. В конце лета 1918 года в Тифлис из Варшавы прибыло представительство Регентского Совета Польши, возглавляемое Вацлавом Островским, который взял на себя обязанности польского консула на Кавказе с главной резиденцией в Тифлисе и вице-консульствами в Баку, Батуме и еще нескольких городах Грузии. Вначале основные задачи миссии Островского сводились к организации репатриации живших в Грузии поляков и вербовке добровольцев в польскую армию. Здесь следует отметить, что в течение всей короткой истории Первой Республики некоторое число поляков и лиц польского происхождения служило в грузинской армии и участвовало в проводимых ею боевых операциях. В Войске Польском также служило несколько грузин, среди которых наиболее известно имя награжденного «Крестом Храбрых» (Krzyż Walecznych) поручика Александра Табидзе.



С провозглашением Второй Польской Республики в ноябре 1918 года ситуация изменилась и двухсторонние отношения начали приобретaть более официальный характер. Подтвердив и расширив полномочия Островского, министерство иностранных дел Польши санкционировало его переговоры с министром иностранных дел Грузии Евгением Гегечкори, в ходе которых были намечены перспективы политического сотрудничества обеих республик. Одним из результатов этих переговоров было решение грузинского правительства направить в Польшу дипломатическую миссию во главе с Георгием Сидамон-Эристави.

Правящие круги Грузинской Демократической Республики имели более чем достаточно оснований высоко ценить партнерские отношения с Польшей. Конечно, Польша была не такой мощной державой, как «основные страны-победительницы» - Великобритания, Франция или США, и возможностей оказания помощи грузинам у нее было несравненно меньше. Однако, если грузинские представители обращались к «вершителям судеб мира» как просители, которых «милостиво» принимали, не забывая при этом «указывать им их место», то правительство Польши само проявляло инициативу при установлении и развитии двусторонних отношений. Кроме того, политические лидеры Западной Европы и США изначально были сторонниками территориальной целостности и неделимости бывших владений Романовского дома, считая большевизм кратковременным явлением, а когда ввиду свершившегося распада империи ошибочность этого подхода стала очевидной, – стали стремиться к сохранению зыбкого статус-кво и «замораживанию» требовавших разрешения конфликтов к неудовлетворению и разочарованию всех вовлеченных сторон. Даже признавая новые государственные образования де-факто, западные правительства старались развивать с ними прежде всего экономические отношения, которые при этом были далеки от равноправных, так как эти новые государства рассматривались прежде всего как источник дешевого сырья. В то же самое время в руководстве Польши превалировало мнение, согласно которому укрепление независимости таких стран, как Грузия, полностью отвечает национальным интересам польского государства, в связи с чем Польше следует оказывать этим странам максимальную и всестороннюю поддержку.

Здесь также следует упомянуть и о личном проекте маршала Юзефа Пилсудского, занимавшего с 11 ноября 1918 по 9 декабря 1922 пост главы Польского государства и главнокомандующего польскими Вооруженными силами. Проект этот, известный как «Междуморье» (Intermarium), подразумевал создание военного и политического блока из государств, территория которых ранее входила в польско-литовское государство (Польша, Литва, Украина, Беларусь и Латвия), с целью упрочения их независимости и совместного противостояния коллективной агрессии со стороны России (как «красной», так и «белой») и Германии. Принимая во внимание положение Грузии и постоянную угрозу ее суверенитету и территориальной целостности со стороны России, Пилсудский полагал разумным ее включение в свой проект, наряду с рядом других стран, большинство из которых было в свое время полностью или частично захвачено Россией. При всем своем прагматизме проект «Междуморье» был принят с определенным недоверием в Литве и на Украине, где националистически настроенная общественность опасалась, что его реализация может поставить их в слишком большую зависимость от Польши. Однако в Грузии он опасений не вызывал, поскольку Грузия была достаточно удалена от польских границ и не имела с Польшей территориальных споров, при этом остро нуждаясь в реальном и надежном союзнике против России и, возможно, также против Турции.



Мысль о целесообразности антибольшевистского военного союза, который включал бы Польшу. Румынию, Финляндию, а также страны Балтии и Закавказья, была высказана 17 января 1920 года в Париже устами члена Высшего военного совета Франции (Conseil Supérieur de la Guerre), маршала Фердинанда Фоша в ходе совместной конференции премьер-министров государств Антанты с военными экспертами, куда также были приглашены грузинские и польские представители. Через два месяца после этого заявления правительством Польши были предприняты конкретные шаги в направлении создания такого союза с Грузией. Так, 24 марта 1920 года министр иностранных дел Польши Станислав Патек телеграфировал правительству Грузии предложение обменяться посольствами и начать более тесное межгосударственное сотрудничество. Указанное предложение было встречено в Грузии весьма и весьма одобрительно. Это вполне обьяснимо серьезнейшей ситуацией, в которой находилась в тот момент Грузинская Демократическая Республика.



Вскоре в Тифлис прибыла Специальная миссия Польской республики во главе с доверенным лицом и советником маршала Пилсудского, заместителем министра иностраных дел Титусом Филипповичем. В ходе этого визита члены миссии обсудили с правительством Грузии возможности двустороннего сотруд-ничества в политической и военной сфере, а также наметили текст договора об оборонительном союзе между Грузией и Польшей. Была также достигнута договоренность о незамедлительной помощи грузинской армии вооружением и боеприпасами. На переговорах в Тифлисе присутствовал также министр иностранных дел тогда еще независимого Азербайджана Фатали Хан Хойский, который пригласил Филиповича посетить Баку для обсуждения сотрудничества между Польшей и Азербайджаном. Филипович принял приглашение, запланировав кратковременный визит в Азербайджан в расчете на то, что за время его отсутствия в Тифлисе текст грузинско-польского договора будет подготовлен к подписанию и ратификации. Некоторые члены польской делегации также полагали, что подписывать договор не следует ввиду отсутствия в ее составе военного атташе.





Это промедление оказалось для Грузии роковым. Через несколько дней после прибытия миссии Филиповича в Баку в конце апреля 1920 года в столицу Азербайджана вошли части 11-й Красной армии и Азербайджанская республика пала. Как представители страны, находившейся в состоянии войны с Советской Россией, члены польской миссии были, включая Филиповича, были арестованы и заключены в Баиловскую тюрьму. Оттуда их позднее перевезли в Москву, где содержали в подвалах ЧК вплоть до окончания советско-польской войны. В результате всех этих событий подписание и ратификация польско-грузинского оборонительного договора оказалась отложена на неопределенное время, а менее чем через год, в феврале-марте 1921 года, Грузия была захвачена советскими и турецкими войсками в ходе Советско-грузинской войны. В этот раз Польша не оказала Грузии непосредственной военной помощи; однако, при внимательном рассмотрении, представляется весьма интересным тот факт, что Рижский мирный договор между РСФСР и Польшей был подписан только 18 марта 1921 года – через 4 дня после официальной капитуляции Грузии, и на следующий день после эвакуации грузинского правительства и военного командования из Батума.

После советизации

После падения Грузинской Демократической Республики Польша дала приют многим грузинским беженцам, которые были приняты польским обществом «полностью и без оговорок». Целый ряд бывших военнослужащих грузинской армии был принят в ряды вооруженных сил Польши, в том числе Захар Бакрадзе, Александр Чхеидзе, Иван Казбеги, Александр Кониашвили, Виктор Ломидзе, Георгий Мамаладзе, Дмитрий Шаликашвили, Валериян Тевзадзе и Георгий Туманишвили. Почти все грузинские офицеры, поступившие на службу в польскую армию и польский военный флот, отличились в боях Второй Мировой войны и были удостоены высоких наград. Несколько человек, в том числе генерал А. Чхеидзе и майор Г. Мамаладзе, осенью 1939 года попали в советский плен, и были расстреляны вместе со своими польскими товарищами в Катыни.

Линк на мою книгу здесь.





https://baltvilks.livejournal.com/331751.html
Tags: 1ère guerre mondiale, empire du mal, géorgie, occupation par les russes, politique, pologne
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments