Rudy Ogon (rudy_ogon) wrote,
Rudy Ogon
rudy_ogon

Categories:

«Позиция по Катыни - определитель готовности России к диалогу»

Интервью с Ядвигой Рогожей из Центра восточных исследований, соавтором путеводителя «Катынь. По следам преступления».


Вход на польское военное кладбище в Катыни.

Мы уже сообщали нашим слушателям, что Центр польско-российского диалога и согласия в рамках проекта памяти о Катыни издал уникальный путеводитель «Катынь. По следам преступления». Одним из авторов этого путеводителя является аналитик из Центра восточных исследований Ядвига Рогожа, которая специализируется в тематике России.

- Как сказала Ядвига Рогожа на презентации путеводителя, «память о Катыни плохо вписывается в тот героический, державный образ России, которые пытаются формировать сегодняшние российские власти»:

Ядвига Рогожа:
«Мы не можем сказать, что российские власти ставят под сомнение факт, что оно совершено советскими руками. Последний президент СССР Михаил Горбачев официально признал советскую ответственность за его совершение, передал Польше важные документы, включая решение по Катыни. Очередные президенты также в разных формах признавали эту позицию. Но то, с чем мы имеем дело сейчас - это, скорее, затушевывание этой проблемы, попытка отодвинуть ее на дальний план. И экспозиция, посвященная польско-российским отношлениям, которая находится на территории мемориала в Катыни «Польша и Россия. ХХ век. Страницы истории», говорит больше о «проступках» Речи Посполитой и идиллических польско-советских отношениях в период ПНР. При этом Катынское преступление уже не так сильно подчеркнуто и не так ясно названо.


Ядвига Рогожа (на фото в центре) на презентации путеводителя "Катынь. По следам преступления" в Центре польско-российского диалога и согласия в Варшаве.

- Я пригласила Ядвигу Рогожу к микрофону и спросила о шагах, которые Польша хотела бы видеть с российской стороны:

Ядвига Рогожа:
Польша, прежде всего, ожидала доведения до завершения следствия, которое было прекращено по причине смерти тех, кто совершил Катынское преступление, как было заявлено в обосновании. И это вызвало огромное разочарование в том смысле, что Польша надеялась на раскрытие имен преступников и на судебную реабилитацию польских жертв. Что касается взгляда на российскую память о Катыни и шире - на преступления репрессивного аппарата в отношении также советских граждан, то мы видим определенную пасивность в подходе со стороны со стороны российских государственных властей, отсутствие политической воли говорить об этом преступлении и окончательно с ним рассчитаться. При этом мы отмечаем инициативы со стороны местной общественности, которая начинает интересоваться историей своих мест, семей, также теми страницами истории, которые могут оказаться темными и позорными. Помню, некоторое время назад была такая волна публикаций о том, что многие люди искали информацию о своих предках, в том числе открыто признавались, что их родственники участвовали в преступлениях режима, работали в репрессивных органах и были виновны в смерти других людей. Или что семейная квартира, в которой кто-то вырос, оказывалась квартирой реквизированной, отобранной у жертв репрессий и отданой в распоряжение офицеру НКВД. Это правда, которую значительная часть россиян сегодня хочет знать. Для нас, поляков, это положительный сигнал. Мы смотрим на этот процесс со стороны, ведь мы не можем произвести расчет с прошлым за россиян, в этом должно быть заинтересовано, прежде всего, само российское общество. Думаю, что такая расплата за собственное темное прошлое дает возможность очиститься, освободиться от груза тоталитарного прошлого, идти вперед и свободно развиваться.

- Казалось, что в период президентства Горбачева и Ельцина Россия в решение проблемы Катыни шла Польше навстречу. Почему сейчас всё застопорилось?

Ядвига Рогожа:
За последние 9 лет, которые мы считаем с момента Смоленской катастрофы, мы наблюдали, с одной стороны, вытекавший из внутренней ситуации в России и инициированный Дмитрием Медведевым как президентом процесс десталинизации, с которым была связана также дискуссия о Катынском преступлении, где было однозначно сказано, что это преступление совершено Советским Союзом и какое-либо другое утверждение было бы исторической ложью. Так сказал сам Медведев в 2010 году. Однако что касается не словесных заявлений, а практических шагов, то здесь имеет место просто-напросто застой, следствие не двигается, ничего не изменилось. Польше переданы какие-то архивные материалы, но ключевые документы, которые Польша старалась получить, то есть, содержащие персональные данные совершивших Катынское преступление, мы не получили. И российский военный прокурор даже заявил, что эти материалы не будут переданы. Кроме того, в последние годы наблюдаются попытки, я бы сказала, опредленной релятивизации Катынского преступления. Не оспаривание, а такая его трактовка, что Катынь могла быть «ответом» на некие провокации со стороны Польши. Такие предположения начали появляться в публицистике, и такие высказывания можно было услышать от Владимира Путина, когда он стал президентом. Он ссылался на такие взгляды, что это якобы была месть Сталина за проигранную польско-большевистскую войну. Некоторые публицисты говорили о судьбах красноармейцев, находившихся в польском плену, о том, что многие из них умерли от голода, от истощения. И что это обстоятельство спровоцировало Советский Союз на ответные действия. А это уже представляется как разделение ответственности на две стороны, будто бы приведение ситуации в равновесие. Если следовать такому пониманию, то Польша должна отказаться от своих претензий, поскольку тоже виновата. Варшава считает это искажением исторической правды.

- Можно ли сказать, что в Катынский вопрос является одним из ключевых в диалоге между руководством и обществами Польши и России?

Ядвига Рогожа:
Взаимоотношения между государствами проходят на многих уровнях, и я не взяла бы на себя смелость назвать, какой из них ключевой. Но скажу, что подход к Катынскому преступлению является определенной «лакмусовой бумажкой», показывающей готовность России к принятию правды о собственной истории. По позиции в отношении к Катыни можно Центр восточных исследований оценивать, будет ли диалог в других областях идти в соответствии с духом правды. При этом я должна сказать, что есть многие другие инциативы, объединяющие наши народы. Например, в области культурных контактов, просвещения, молодежного обмена, экономики. Мы являемся соседями, таковыми и останемся. Думаю, что не будет преувеличением, если я скажу, что поляки очень интересуются Россией. С одной стороны, большинство поляков негативно оценивает российскую политику, а с другой - интересуется Россией как огромной, очень живописной страной с богатой культурой и открытыми, гостеприимными людьми. Уже достаточно сказано о том, что поляки критически относятся к российскому государству, при этом очень доброжелательно настроены по отношению к людям. И я лично могу это подтвердить. Я множество раз бывала в России, проехала ее вдоль и поперек, и всегда мне встречались очень симпатичные, добросердечные люди, которые сами и их семьи в определенном смысле пострадали от этой очень трудной истории. И после долгих разговоров с ними мы приходим к одним и тем же выводам. Очень радует то, что на межчеловеческом уровне мы способны договориться, что мы похожи.

Автор передачи: Ирина Завиша

http://www.radiopolsha.pl/6/248/Artykul/418159
Tags: 2ème guerre mondiale, empire du mal, occupation par les russes, pologne
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments