Rudy Ogon (rudy_ogon) wrote,
Rudy Ogon
rudy_ogon

Category:

Эксперт: У ACTA-2 есть политический контекст

Цифровая директива ЕС может являться политическим компромиссом между Германией и Францией.

Европейский парламент поддержал директиву о защите авторских прав в интернет-пространстве, которая призвана изменить правила публикации и мониторинга в глобальной сети. За так называемую цифровую директиву проголосовало 348 евродепутатов, против было 274, а 36 евродепутатов воздержались. Новая директива, в частности, возлагает обязанность на интернет-контентны проверять публикуемые материалы на предмет содержания в них нелегально скопированных произведений и текстов. Вокруг цифровой директивы разгорелся спор, её противники называют её документом ACTA-2, то есть продолжением директивы об авторском праве на Едином цифровом рынке.

В студии Польского радио – Анджей Годлевский, журналист и преподаватель Университета социальной психологии и гуманитарных наук(SWPS) и Войцех Якубик, портал Biznesalert.pl.

Немецкая газета Frankfurter Allgemeine Zeitung написала, что принятие цифровой директивы – это немецко-французский компромисс, что-то вроде торгового обмена между Германией и Францией…

Анджей Годлевский: «Директиву, которую поддержал Европарламент, готовили очень долго. Я напомню, что начало работы над ней, по решению Еврокомиссии, было 3 года назад. Голосовали за неё евродепутаты, но раньше документ разрабатывали министры разных стран ЕС. При его подготовке были разные компромиссы, поэтому немецко-французский политический компромисс тоже мог иметь место. Но на компромисс должны были пойти также представители творческих кругов, которые ожидают, что новые правила, которые будут введены в странах-членах ЕС, приведут к тому, что тот, кто опубликует их фильм или песню, скажем, на портале YouTube, должен будет заплатить автору. Это же касается больших американских концернов, которые пользуются тем, что на их платформах публикуются разные материалы, они тоже должны будут поделиться своими доходами с авторами. Думаю, что немецко-французская нить является одной из многих в возможных компромиссах между миллионами людей и разными кругами».

Компромисс – это некий обмен, скажем, мы поддерживаем цифровую директиву, а вы – газопровод Nord Stream 2? Возможен ли такого типа уговор между Францией и Германией?

Войцех Якубик: «Наверняка Германия использует свою силу в Европейском союзе для создания защитного зонта вокруг российского проекта Nord Stream 2. И хотя говорится, что это коммерческий проект, немцы обеспечивают ему также политическую поддержку, не только экономическую в виде финансирования из компаний, связанных с правительством. Вполне возможно, что имел место и такой уговор. На данный момент так называемый документ АСТА-2, который должен защищать авторские права, ставится по важности наравне с Nord Stream 2. Поэтому в этом поле могут действовать разные силы, чтобы «склеить» все интересы. Дискуссия об авторских правах – это одно, и здесь власти Германии, казалось, не поддерживали позицию немецких издателей, которые выступают за новыми правилами, но в конце концов оказалось, что правительство стало на их сторну. Совершенно иной дискуссией является NordStream 2, по которому позиция Германии довольно ясная, к сожалению, невыгодная для всего Европейского союза, потому что Берлин защищает проект, который Европейская комиссия признала несовместимым с интересами сообщества».

Действительно ли Германия опасалась, что Франция может заблокировать Nord Stream 2. И наоборот, Франция, которая была горячим приверженцем новых правил, касающихся авторских прав, действительно ли боялась, что Германия может заблокировать эту инициативу?

Анджей Годлевский: «Я напомню, что Европейский союз – это такой проект, в котором всегда должен появиться компромисс. В том-то и заключается «плюс» ЕС, что на границе какой-то страны не стоят солдаты и не грозят войти, если правительство не примет определенного решения. Политики – более или менее открыто – должны как-то объясняться и договариваться. Мне кажется, что напряжение, связанное с директивой об авторских правах, которую назвали АСТА2, имеет также политический контекст, потому что многие политические круги заинтересованы в том, чтобы мобилизовать часть избирателей перед выборами в Европарламент. Я думаю, что позже, когда предвыборный накал спадет, когда, скажем, министр культуры Польши должен будет ввести в польское правовое поле новые правила, мы услышим другие аргументы. Германия и Франция, которые сейчас еще сильнее задают тон в ЕС, имеют как часть общих, так и часть противоречивых интересов. В настоящее время, например, идет большой спор об экспорте оружия. Берлин против поставок оружия в Саудовскую Аравию, а Париж хочет на этом зарабатывать. Оба они должны прийти каким-то образом к общему знаменателю, уступать, например, в каких-то вопросах, которые на первый взгляд не имеют с этим ничего общего, как, скажем, бюджет по какому-то вопросу в зоне евро. Есть разные давления, существуют также разные переговорные пакеты, которые заполняются разными темами. Польша была не раз профитом такой политики США. Так что в случае ЕС не стоит удивляться».

Если говорить о споре вокруг новой цифровой директивы ЕС, то одни её считают чуть ли не приговором, концом интернета, а другие видят необходимость в цензуре, чтобы обуздать этот «дикий запад», то есть интернет.

Войцех Якубик: «Я считаю, что как в своё время Дикий Запад подвергся регуляции, так и интернет удастся урегулировать, потому что это сфера, где есть много злоупотреблений и нарушений авторских прав. Я как автор материалов, которые размещаются в интернете, хотел бы, чтобы то, что я напишу, цитировалось, но таким образом, который не лишал бы мою страницу посещений, потому что мой портал живет за счет того, что кто-то прочитает статью, а потом покажется реклама. Это вопрос честности. Кроме того, мы имеем дело в «фэйк ньюсами», с искажениями фактов в интернете, поэтому и нужно найти какой-то ответ. Можно дискутировать над тем, как это урегулировать, но какая-то регуляция должна появиться. В фильмах о Диком Западе появляется шериф и наводит порядок, таким шерифом в вопросе интернета должна быть Европейская комиссия».

http://www.radiopolsha.pl/6/249/Artykul/413327

Tags: droits de l'homme, politique, pologne, union européenne
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments