Rudy Ogon (rudy_ogon) wrote,
Rudy Ogon
rudy_ogon

Categories:

Эксперт: В 1939-м союзники были на бумаге. NATO - совсем другое дело

Польский военный обозреватель Юлиуш Сабак о военно-политическом значении членства Польши в Североатлантическом Альянсе.


Американские танки из состава Бронетанковой бригадной боевой группы, дислоцирующейся с 2017 года в Польше.

Вступление Польши в НАТО 12 марта 1999 года, которая присоединилась к Альянсу вместе с Венгрией и Чехией, стало для страны важнейшим шагом на пути евроатлантической интеграции. Этот процесс завершился в 2004 году, вступлением Польши в ЕС.

Членство Польши в НАТО стало надежной гарантией ее безопасности и одновременно модернизационным вызовом для польского государства в целом, и для ее вооруженных сил, в частности.

О том, в каких геополитических условиях проходила интеграция Польши в НАТО и как это повлияло на развитие ее армии, мы попросили рассказать Юлиуша Сабака, редактора портала Defence24.pl



Юлиуш Сабак.

Юлиуш Сабак отмечает, что Польша присоединилась к Североатлантическому Альянсу в момент, когда Российская Федерация была ослабленной, хотя она активно выступала против расширения НАТО на Восток, требуя от Альянса отказаться от планов военного присутствия в Центрально-Восточной Европе:

Польша вступила в НАТО в крайне благоприятный момент. Российское влияние было очень ограниченным, а Россия была серьезно ослабленной. Россиян от ее давней сферы влияния в Центрально-Восточной Европе отвлекали более острые проблемы. Это было также время, когда НАТО искало новые пути развития и новые для себя задачи, исходя из того, что Россия и уже несуществующий Варшавский договор, не представляют собой угрозу.

Конечно, это был сложный и дорогостоящий процесс, но он принес и Польше, и НАТО огромную пользу. С одной стороны, Польша вступила в НАТО, с другой стороны, Альянс получил достаточно активного члена. Необходимо сказать, что польское участие в натовских операциях в Афганистане, в Ираке и многих других меньших инициативах, было непропорционально большим в сравнении с возможностями Польши.

Необходимо сказать, что присоединение Польши к Североатлантическому альянсу совпало с войной с мировым терроризмом, началом которой считаются террористические акты 11 сентября 2001 года, которые в США организовала Аль-Каеда. Это также время иракской войны. По мнению эксперта, именно операции НАТО в Афганистане и Ираке и участие в них Польши стали мощным толчком для модернизации и развития ее вооруженных сил:

Это также время, когда Польша сквозь боль училась и осознавала, где ее вооружённые силы отстают, благодаря чему проходил процесс их динамического развития. С одной стороны, польские офицеры и солдаты принимали участие в реальных вооруженных конфликтах и учились действовать в боевых условиях, которые невозможно воспроизвести на полевых учениях в стране. Мы приобрели целое поколение офицеров, сегодня стоящих на руководящих постах в вооруженных силах, у которых за плечами боевой опыт зарубежных миссий.

С другой стороны, это все отразилось на вооружении польской армии. Необходимо напомнить, что в Ирак поляки отправились с вооружением и снаряжением, которое абсолютно не соответствовало местным условиям. Солдаты собственными силами укрепляли броню своих автомобилей «Honker» и грузовиков «Star». Они за свои деньги покупали оборудование и экипировку, поскольку это не оправдывало себя. Ботинки разлезались, оружие заклинивало, а снаряжение очень быстро изнашивалось. Это было время, когда армия очень многому научилась и ввела много изменений. Уже во время миссии в Ираке снаряжение было значительно лучшее, более приспособленное к условиям поля боя. Скажем, появились колесные бронетранспортеры «Росомаха», получившие очень хорошие отзывы как от польских солдат, так и от союзников. Это были импульсы, которые очень позитивно повлияли на развитие польских вооруженных сил.

Кроме этого, активное участие Польши в операциях НАТО привело к переоценке ее роли в рамках альянса:

Польша с самого начала была очень активным членом Альянса. Можно сказать, что несмотря на то, что сначала ее воспринимали как младшего и не совсем полноправного члена союза, польские вооруженные силы принимали активное участие в натовских операциях. Можно сказать, что баланс был в пользу НАТО. То есть, Польша значительно больше давала Альянсу, нежели, условно говоря, брала от него. Так было хотя бы потому, что в то время Россия не рассматривалась как угроза, а весь регион Центрально-Восточной Европы считался зоной безопасности, свободной от военных угроз. Изменения в общем сознании произошли только после того, как был аннексирован Крым и благодаря поддерживаемым Россией сепаратистам была оккупирована часть Восточной Украины.

Несмотря на то, что Польша является членом самого сильного военно-политического блока в мире, который руководствуется принципом коллективной обороны, в сознании поляков очень сильно присутствует трагический опыт 1939 года и Второй мировой войны. Тогда, когда страна сначала пала жертвой агрессии со стороны гитлеровской Германии, а потом сталинского Советского Союза, ее союзники - Франция и Англия - не пришли ей на помощь. Юлиуш Сабак считает, что сравнение дня сегодняшнего и трагического прошлого является чем-то понятным и естественным. Тем не менее, он убежден, что сейчас у Польши совсем другая ситуация, нежели в 1939 году:

Трудно избежать исторических сравнений. Раскладывая историю на отдельные элементы, если речь идет о сравнении сегодняшней ситуации Польши с 1939 годом и периодом Второй мировой войны, ситуация сейчас совсем другая. Тогда мы имели союзников на бумаге, а сейчас союзнические силы находятся на польской территории. Также необходимо сказать, что мы одна из стран, участвующих в создании безопасности на восточном фланге НАТО, то есть, по сути, в Центральной Европе. Это совсем другая ситуация, нежели в 1939 году, когда мы, по сути, были сданы на самих себе и были страной, которую окружали те, кто стал союзником Германии или потом был оккупирован ею. По другую сторону был СССР. Сейчас ситуация значительно безопаснее, чем тогда.

Военный обозреватель подчеркивает, что на сегодняшний день вероятность конвенциальной войны в Европе крайне мала, но российская агрессия в Украине показывает, что Польше необходимо быть готовой к гибридным действиям со стороны гипотетического агрессора:

Безусловно, риск классического вооруженного конфликта, о котором думали еще до 1989 года, сейчас, значительно меньше. По сути, возможность такого сценария ничтожно мала. В тоже время, ситуация в Украине показывает, что гибридный конфликт может проходить по-разному. Фактически гибридные угрозы не являются чем-то новым. Эти дестабилизационные действия и скрытая война имели место и раньше. Надо сказать, что как Россия, так и США на протяжении десятилетий по всему миру поддерживали самые разные сепаратистские и партизанские движения. Эти явления имели место в менее стабильных регионах. Однако необходимо сказать, что момент, когда Россия использовала партизанско-гибридные инструменты в Украине, был моментом, когда украинское государство было дестабилизировано после революции и смены власти. Гибридные угрозы появляются именно в моменты слабости, резких перемен и нестабильности. Поэтому следует ожидать, что противник всегда может использовать гибридные угрозы для достижения своих целей.

Материал подготовил Назар Олийнык

http://www.radiopolsha.pl/6/248/Artykul/410656
Tags: défence, nato, pologne
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments