Rudy Ogon (rudy_ogon) wrote,
Rudy Ogon
rudy_ogon

Categories:

Ходжалу: в эпицентре боевых действий



Отрывок из книги Татула Акопяна «Карабахский дневник: Зеленое и черное или ни война ни мира»

В январе 1994 года русский журналист Андрей Караулов спрашивал очередного гостя передачи «Момент истины» – председателя Государственного комитета обороны (ГКО) НКР Роберта Кочаряна – о событиях в Ходжалу. Вот что сказал Кочарян: «Я рассматриваю эту трагедию наряду с другими – наверняка превосходящими по своим масштабам ходжалинскую. Это и Сумгаит, и погромы в Баку, и насильственная депортация армян из 28 армянских сел, и трагедия армянского села Марага».

«Ходжалу оказалось в эпицентре боевых действий. Как мне представляется, воюющие стороны не должны использовать населенные пункты в военных целях, но именно это произошло с Ходжалу. В границах поселках азербайджанцы разместили четыре орудия и систему залпового огня «Град», из которых бесперебойно обстреливали Степанакерт. А любой населенный пункт, превращенный в военную базу, вызывает огонь на себя. В Ходжалу действительно шли тяжелые бои, и в ходе этих боев действительно пострадало мирное население». Беседа Андрея Караулова с Робертом Кочаряном в цикле передач «Момент истины», Центральное телевидение России, 10 января, 1994 г., стенография из газеты «Арцах», # 6, 19 января 1994 г.

Когда Сержа Саргсяна* попросили рассказать о Ходжалу, он осторожно ответил: «Мы предпочитаем об этом вслух не говорить». Что касается числа жертв, то, по его словам, «многое преувеличено», да и отступавшие азербайджанцы оказывали вооруженное сопротивление: «Но я думаю, главный вопрос в другом. До Ходжалу азербайджанцам казалось, что армяне не способны поднять руку на гражданское население. Мы сломали этот [стереотип]. Вот что произошло. И надо еще принять во внимание, что среди воевавших ребят было немало тех, кому в свое время пришлось бежать из Баку и Сумгаита». Thomas de Waal, Black Garden, p. 172.

Один из самых молодых командиров военных лет, Самвел Бабаян рассказывает такую историю: «Во время ходжалинской операции мне поручено было сдерживать наступление из Агдама и обеспечить гуманитарный коридор вдоль русла реки, чтобы дать населению (Ходжалу) выбраться. Я выполнил свою часть задачи. Коридор был открыт, но произошло что-то непонятное. Нас атаковали со стороны Агдама. Население должно было пройти через наши позиции к Агдаму. Стоявшим на подступах к Агдаму азербайджанским военным показалось, что к Агдаму движутся армяне. И они начали стрелять – сознательно или нет – не знаю. Армяне в Ходжалу погромов не осуществляли. Мы вообще всегда оставляли коридор для мирного населения. Иначе мы могли бы заблокировать и перебить в Кельбаджаре до 60 тысяч человек, но мы специально отложили операцию на несколько дней, чтобы дать мирному населению уйти». Интервью с Бабаяном, 4 апреля, 2006г.

Салман Абасов, едва выбравшийся тогда из Ходжалу, рассказывал потом: «За несколько дней до трагических событий армяне все время предупреждали по радио, что город будет атакован, и призывали нас покинуть город. Долгое время в Ходжалу летали вертолеты, но мы не знали, думал ли кто-нибудь о нашей судьбе, проявлял ли к нам интерес. Мы не получили практически никакой помощи. Более того, можно было бы вовремя вывезти женщин, детей и стариков, но нас уговорили не делать этого». Tomas de Waal, p. 172.

Весной 2005 года Ходжалу посещает азербайджанский журналист Эйнулла Фатулаев. По возвращении в Баку он пишет серию статей: «За несколько лет до этого я встречался с ходжалинцами, проживающими в Навталане. Они признались, что за пару дней до наступления армяне предупреждали через громкоговорители о штурме и предлагали гражданским лицам покинуть поселок, через гуманитарный коридор, вдоль русла реки Каркар. Ходжалинцы утверждают, что из города они выбирались именно по этому коридору, и армяне, расположившись по обе стороны коридора, не открывали огонь. Но воины  Народного фронта Азербайджана почему-то вывели часть ходжалинцев к селу Нахиджеваник, которое контролировали армяне. Коридор действительно был оставлен, в противном случае окруженные и отрезанные от внешнего мира ходжалинцы вряд ли прорвали бы кольцо и выбрались из окружения. Часть ходжалинцев почему-то направилась по направлению к Нахиджеванику. Ощущение такое,  что батальоны Народного фронта пытались не спасти ходжалинцев, а добиться «большой крови», на которой можно было бы свергнуть Муталибова». Газета «Реалный Азербайджан», # 3, 29 апреля 2005 г., Баку.

Спустя месяц после трагедии президент Муталибов дает интервью чешской журналистке Дане Мазаловой. «Что вы думаете о событиях в Ходжалу, после которых вы ушли в отставку? Трупы ходжалинцев были найдены неподалеку от Агдама. Сначала стреляли в ноги, чтобы не могли уйти далеко. Потом добивали топором. 29 февраля мои коллеги снимали их. Во время новых съемок 2 марта эти же трупы были скальпированы. Какая-то странная игра…

– Спасшиеся ходжалинцы говорят, что все было сделано для того, чтобы я подал в отставку. Какие-то силы пытались дискредитировать президента. Не думаю, чтобы армяне, относящиеся к подобным ситуациям со знанием дела, могли позволить азербайджанцам получить изобличающие их в изуверстве документы. Надо полагать, кто-то был заинтересован в том, чтобы потом показать эти кадры на сессии Верховного Совета и сфокусировать все на моей персоне. Мои обвинения в адрес оппозиции были бы восприняты как клевета. Но в целом картина такова: армяне действительно оставили мирному населению коридор. И им незачем было стрелять. Тем более, на территории ближе к Агдаму, где к тому времени было достаточно наших сил, чтобы помочь людям. Население нужно было выводить, как только город окружила бронетехника. Так поступали все время. Такое же поручение я дал по Шуши: мужчин оставить, а женщин и детей вывезти. Это тоже законы войны. Я вел себя объективно и однозначно, но мои поручения в Ходжалу почему-то не выполнили». «Я гуманист. В душе»,интервью Аяза Муталибова, «Независимая газета», 2 апреля 1992 г.

Муталибов и потом утверждал, правда, с оговорками, что армяне оставили коридор для вывода мирных жителей: «25 февраля вечером мне доложил о случившемся, но без деталей, покойный министр внутренних дел Тофик Керимов. Он сказал, что несколько сот человек расстреляны в самом Ходжалу. Я тогда первым делом позвонил главе Карабаха, некоему Мкртчяну (Артуру). Мы с ним никогда не виделись и не были знакомы, но фамилию его я знал. Я возмущенно спросил, как они могли расстрелять в Ходжалу чуть ли не тысячу мирных граждан. А он ответил мне буквально следующие: «Что за глупости? Никого в Ходжалу мы не расстреливали. Мы оставили коридор, и жители ушли. А часть ходжалинцев у нас. Они в здании профтехучилища. Мы их кормим, хотя нам самим продуктов не хватает».

«Я ему не поверил. Попросил к телефону Исагулова Армена, который тогда возглавлял милицию в Карабахе. Он тоже заявил, что населению оставили коридор. Поэтому во время интервью я утверждал, что мне сообщили, что мирным гражданам был предоставлен коридор. Я не утверждал, что коридор был. Я просто сослался на вышеуказанный телефонный разговор. Кстати, в докладе правозащитного центра «Мемориал» черным по белому отмечено, что о предоставлении коридора знал лично Эльман Мамедов». «Нашли однаго «стрелочника» в лице президента», интервью Аяза Муталибовагазету «Зеркало», 26 февраля, 2002 г.

27 февраля бакинские газеты сообщили о двоих убитых, и только «Сехер» – о сотнях погибших.

Журналист Шамиль Алекперли вспоминает: «22 февраля я находился в Агдаме. Уже тогда положение в Ходжалу было крайне сложным. Я несколько раз безуспешно пытался туда пробраться. Потом решил обратиться к командирам батальонов самообороны Ширину Мирзоеву и Аллахверди Багирову (обоим посмертно присвоено звание национального героя Азербайджана). В батальонах говорили, что из Ходжалу собираются выводить мирное население: открыт, якобы, коридор в направлении Аскеранского района. Мне посоветовали подождать пару дней. Но операция по разблокированию Ходжалу почему-то не состоялась. Мне до сих пор не известно, что помешало тогда операции. Я направился в здание городского совета, где стал очевидцем телефонной беседы заместителя председателя  Верховного Совета Тамерлана Гараева с главой исполнительной власти Ходжалу Эльманом Мамедовым. Гараев уверенным тоном утверждал, что «нет оснований для беспокойства», что сегодня или завтра «мы вместе будем пить чай в Ходжалу». «Журналисты на войне вКарабахе», «Права человека», Москва, 2002, стр. 13.

Мэр Ходжалу Эльмар Мамедов через несколько дней после трагедии признался: «Мы знали, что коридор предназначен для вывода мирного населения». Доклад правозащитногоцентра «Мемориал» о массовых нарушениях прав человека, связанных с занятием населенного пунктаХоджалы в ночь с 25 на 26 февраля 1992 г. вооруженными формированиями.

Странно, что министр внутренних дел Керимов доложил о трагедии Муталибову вечером 25 февраля. Выходит, весть о Ходжалу дошла до Баку до того, как карабахские силы начали наступление. Ни министр внутренних дел Азербайджана Керимов, ни министр безопасности Гусейнов так и не выяснили источник дезинформации. И не понятно, как утром 26 февраля Муталибов мог позвонить в Степанакерт и уточнить у Артура Мкртчяна и Армена Исагулова, что на самом деле произошло в Ходжалу.

Вечером 26 февраля, понимая, что потеря Ходжалу чревата отставкой Муталибова, министерство внутренних дел Азербайджана распространяет заявление о том, что «атака армянских боевиков в направлении Ходжалу отражена, и город контролируют азербайджанские силы». Но сообщение тут же опровергает информационный центр Народного фронта, который сообщает, что «две грузовые машины, полные трупов убитых ходжалинцев, добрались до Агдама».

                                                   Боевые действия в Ходжалу

В середине февраля, накануне визита в Иран, Муталибов поручил находившемуся в Шуши Рагиму Газиеву не нарушать в его отсутствие режим перемирия и не обстреливать Степанакерт. Спустя пару часов после отбытия Муталибова в Иран, по приказу Газиева, начинается мощный бомбовый обстрел Степанакерта, в частности, территории, где дислоцировался 366-й мотострелковый полк советских войск. Из многочисленных рапортов командира полка, подполковника Юрия Зарвигарова в Москву становится очевидным, то полк оказался в безвыходном положении.

«И в городе, и в полку нет питьевой воды. Квартиры, в которых проживают офицеры, ежедневно подвергаются ракетному обстрелу. Во время бомбардировок территории полка погибли рядовой Ковалев, младший сержант Бурковецкий, вследствие осколочного ранения лейтенанту Забелину ампутировали ногу».

Цитата от Газиева: «16 февраля мы получили оперативные сведения о готовящемся наступлении на Ходжалу. Но дислоцированные в Шуши войска предотвратили штурм с помощью установок «Град». 25 февраля мы вновь получили сообщение о попытке штурма Ходжалу. Но чтобы помочь ходжалинцам и остановить атаку, нам не хватало боеприпасов. «Град» мы использовать не могли из-за сгустившегося тумана… Связался по телефону с Муталибовым. Президент сказал, что министр внутренних дел Керимов заверяет, что ситуация в Ходжалу стабильная. Я понимаю, в Ходжалу была устроена западня для Муталибова». Газета «Реалный Азербайджан», # 6, 20 мая 2005 г., Баку.

Ходжалу имело столь же важное стратегическое значение для армян, как и для азербайджанцев. Единственный в Карабахе аэропорт располагался в Ходжалу, и это был единственный путь, связующий блокированный Арцах с внешним миром.

В докладе правозащитного центра «Мемориал» говорится: «Начиная с 1988 г. Ходжалу неоднократно становился эпицентром конфликта. Власти Азербайджана осуществляли в поселке интенсивное строительство и размещали беженцев-азербайджанцев из Армении, а также турок-месхетинцев, что можно расценить как целенаправленные действия по изменению демографической ситуации в регионе. Население поселка увеличилось с 2135 человек в 1988 г. до 6300 в 1991 г.. Ходжалу получил статус города. Там же расквартировалось подразделение ОМОН Азербайджана, которое с 1990 г. контролировало аэропорт. Имеются многочисленные свидетельства о насилиях и издевательствах со стороны сотрудников ОМОН в отношении пассажиров и летчиков армянской национальности».

Степанакерт и другие армянские населенные пункты регулярно обстреливались из Ходжалу. Операцию по захвату Ходжалу разработал и осуществил Аркадий Тер-Тадевосян. Карабахские силы должны были войти в Ходжалу по четырем направлениям – из Норагюха, Мектишена, Кятука и прилегающей к аэропорту территории. Командиров армянских подразделений предупреждают о том, что для мирного населения должен быть оставлен гуманитарный коридор вдоль русла реки Каркар.

«В Ходжалинской операции было задействовано 447 армянских бойцов. Впервые армянские силы использовали две бронемашины и пушку. В ходе ходжалинской операции мы потеряли восемь человек убитыми, противник – 23», – пишет Тер-Тадевосян. Аркадий ТерТадевосян, «Анализ боевых действий в Арцахе (июль 1991- июль 1992)», сс. 568-569.

Операция начинается незадолго до полуночи 25 февраля, то есть лишь спустя несколько часов после того, как Муталибову сообщили о погромах гражданского населения. В Ходжалу оставалось около 3000 жителей, в распоряжении командира сил обороны города, командира ОМОН аэропорта Алифа Гаджиева – порядка 160 бойцов.

Связь Ходжалу с азербайджанскими населенными пунктами, в частности, с соседним Агдамом, который контролировали вооруженные формирования Народного фронта, осуществлялась посредством вертолетов. Последний вылет до штурма был осуществлен 13 февраля. Газиев подтвердил, что 25 февраля в Агдаме было 12 танков Т-72 и столько же бронемашин, 4 системы «Град» типа БМ-21, 40 пушек и 2500 солдат. Эти силы могли направиться в Ходжалу на подмогу, но не сделали этого

                                                             Съемки Чингиза Мустафаева

Самой большой человеческой трагедией за годы карабахской войны стали, несомненно, события в Ходжалу. Именно здесь пострадало наибольшее количество гражданского населения, в том числе, женщин и детей. Вопрос о количестве убитых остается спорным до сих пор. Но важно также выяснить, где именно были убиты мирные жители.

Цифры звучали разные. По итогам расследования азербайджанского парламента называется цифра 485, в которую входят все убитые в ходе ходжалинских событий, в том числе и те, кто замерз при бегстве. Член парламентской группы по расследованию Намик Алиев в апреле 1992 года сообщил организации «Хельсинки уоч», что в Агдаме захоронено 213 ходжалинцев. Айдин Расулов утверждает, что на судебную экспертизу было отправлено 300 трупов. По сообщению газеты «Карабах», комиссия по оказанию помощи беженцам Ходжалу оказала гуманитарную помощь семьям 476 убитых. Имам Агдама 27 февраля 1992 года показал американскому журналисту Томасу Гольцу список из 477 фамилий. В том же году азербайджанская газета «Орду» опубликовала список 636 убитых. Tomas de Waal, p. 313.

Азербайджанский оператор Чингиз Мустафаев в первый раз проводил съемки близ Агдама 29 февраля, затем – 2 марта. Спустя несколько дней кадры были показаны в ходе внеочередной сессии парламента Азербайджана. На кадрах можно заметить, что местность, где проводились съемки, контролировалась вооруженными формированиями Народного фронта. Мустафаев просто не мог снимать территории, контролируемой карабахскими силами. 15 июня во время очередных съемок в Карабахе Мустафаев был убит у села Нахиджеваник.

В связи с убийством Мустафаева выдвигались различные версии. Официоз Азербайджана утверждает, что оператор был сражен армянской пулей. Карабахская сторона считает, что Мусатафаева убрали бойцы Народного фронта, чтобы он не мог рассказать правду о Ходжалу. Есть неподтвержденные данные о том, что после съемок в Ходжалу Муталибов предупреждал оператора, чтобы тот был осторожен и не подвергал себя опасности.

Вахид Мустафаев, который часто отправлялся с братом на передовую на съемки, рассказывал, что когда азербайджанский батальон вошел в армянское село Нахиджеваник, солдаты стали подшучивать нал оператором: мол, вот Чингиз поснимает пару минут и уйдет. «Раз ты такой смелый, пойдем на передовую, будешь снимать там»,- сказали ему. Так Чингиз вернулся в Нахиджеваник, который также контролировали вооруженные формирования Народного фронта.

«Чтобы покрасоваться перед камерой, наши стали стрелять в воздух. Вскоре армяне ответили минометным огнем. Я много раз просматривал последние съемки Чингиза и понял, что он хотел снять. Он хотел снять, как взрывается мина. Несколько раз выпрыгивал из окопа, пытаясь занять удобную позицию. На ленте слышен его голос: «Опять упустил». В последний раз мина взорвалась рядом и повалила его на землю. Когда Чингиза доставили в Агдам, он еще был жив: сердце  перестало биться, когда его поднимали на операционный стол», – рассказывает Вахид. http://faridjoker.tripod.com/hero.htm.

3 марта 1992 года оппозиция настояла на демонстрации снятых Мустафаевым кадров в Верховном Совете: на кадрах – мужчина, рыдая, обнимает труп ребенка в красной куртке, а в грязи и талом снегу лежат женщины в пальто и платках. Томас Гольц пишет: «Пошли первые кадры, и следующие 10 минут изменили историю страны».

Десятки тысяч митингующих собрались 5 марта у здания Верховного Совета с требованием отставки Муталибова. В первый день внеочередного заседания подает в отставку Эльмира Кафарова, председателем Верховного Совета избирается декан медицинского факультета Бакинского университета Ягуб Мамедов. Митингующие продолжают осаждать здание парламента и не позволяют депутатам выйти. Муталибов квалифицирует происходящие события как «государственный переворот». 6 марта он подает в отставку, новоиспеченный спикер парламента Ягуб Мамедов временно берет на себя полномочия главы государства – до проведения президентских выборов.

Муталибов комментирует события тех дней следующим образом: «Моя отставка была вынужденной. Я вовсе не намерен был уходить, но, понимая, что все очень скрупулезно подготовлено и правые объединились с левыми против президента, решил не идти на конфронтацию».

Отстраненный от власти президент был убежден, что после его отставки начнутся спекуляции на карабахской теме, и развертывание военных действий станет необратимым: «Народный фронт обвинял нас в неспособности решить карабахскую проблему. Но в таком случае они должны были дать гарантии, что смогут это сделать. Существуют два пути: либо более решительные действия (ибо меня обвиняли в нерешительности), либо компромисс… Допустим, им удастся объединить все силы. Но в этом случае конфликт может перерасти в большую войну, в которой не известно, кто победит, тем более, что в Азербайджане уже никто не желает воевать». «Я гуманист. Вдуше».

____________________________________

* Полное интервью Томаса де Ваала с Сержем Саргсяном, о Ходжалинских событиях,  министром обороны Армении (ныне президентом Армении), 15 декабря 2000 г.

Т. В. Если мы говорим о степени профессионализации армии, я тоже хотел вас спросить по поводу Ходжалы. Потому что никто не отрицает, что погибли очень многие азербайджанцы, когда бежали из Ходжалы, и что это дело рук каких-то карабахских отрядов из-под Аскерана. Но чему вы это приписываете? Тому, что такие вещи сделали просто озлобленные люди, а не профессиональные карабахские солдаты, а позже этого не было у вас? Почему?

С. С. Вы знаете, о таких вещах громко не говорят. Говорят то, что возможно. Я так тоже поступлю. Ну, во-первых, бывший руководитель Азербайджана говорил, что это были не армяне, а сами азербайджанцы. Но скажу, что истина может быть в другом. Все-таки Ходжалу сильно надоедал одно время всему Карабаху, потому что там находился аэропорт, потому что единственной нашей связью с Арменией был воздушный транспорт, потому что там был ОМОН, что-то там обшаривали, очень многих людей арестовывали. Кроме того, находясь буквально под Степанакертом, они позволяли себе его обстреливать. Но, думаю, самое главное в другом. До Ходжалу азербайджанцы подумывали, что они просто с нами шутят. Азербайджанцы подумывали, что армяне — люди, которые не смогут поднять руку на мирное население. Нужно было все это переломить. Так и получилось. Еще нужно учесть, что среди этих ребят были те, кто бежал из Баку, из Сумгаита. Хотя считаю, что все-таки очень многое преувеличено, очень многое. Азербайджанцам нужен был повод, чтобы приравнять какое-то место к Сумгаиту. Но их никак нельзя сравнивать. Да, в самом деле в Ходжалу было мирное население. Но вместе с мирным населением были и солдаты. И когда летит снаряд, он не отличает мирного жителя от солдата, у него нет глаз. Если мирное население там остается, хотя была прекрасная возможность уйти, значит, оно тоже участвует в боевых действиях… И коридор был им оставлен не для того, чтобы их где-то расстреливать, расстреливать можно было в Ходжалу, а не на подступах к Агдаму.

Т. В. Мне кажется, просто обычно вы всегда оставляли коридор, если что-то…

С. С. Это было после Ходжалу в основном. Потому что на самом деле наша война несколько отличалась от других. У нас получалось так, что идет какая-то этническая чистка. По-другому и невозможно. Но этот метод не мы придумали. Это они придумали, когда из Гадрутского и Шушинского районов с помощью своей милиции наших людей повыгоняли.

https://www.lragir.am/ru/2019/02/25/143095/

Tags: arménie, artsakh et la guerre
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments