Rudy Ogon (rudy_ogon) wrote,
Rudy Ogon
rudy_ogon

Category:

Варшавская конференция по Ближнему Востоку - cui bono?

Польские публицисты о результатах ближневосточной конференции и о том, что она дала Польше.


Главы делегаций, участвующих в ближневосточной конференции, в Королевском дворце в Варшаве

Варшавская конференция по Ближнему Востоку, собравшая свыше 60 официальных делегаций, стала одной из самых важных инициатив польской дипломатии за последние несколько лет. Мероприятие, организованное Польшей совместно с США, впервые собрало за общим столом делегацию Израиля, во главе с премьером страны Биньямином Нетаньяху, и представителей арабских стран. Гостями конференции, среди прочего, были госсекретарь и вице-президент США. Отсутствие Ирана и отсутствие других важных стран не помешало дискуссии о вопросе мира на Ближнем Востоке, но именно тема Ирана во многом сопутствовала официальной и кулуарной части конференции.

«Невозможно решить проблемы Ближнего Востока без конфронтации с Ираном», - об этом заявил американский госсекретарь Майк Помпео, открывая в Варшаве ближневосточную конференцию. В свою очередь, глава политического кабинета президента Польши, Кшиштоф Щерский сказал, что «эта конференция не направлена против кого-либо – ее цель творческий поиск мирных путей».


В какой степени варшавская конференция была антииранской, а в какой была комплексным подходом к ближневосточной проблематике? Об этом в эфире Польского Радио дискутировали Михал Жаковский, шеф отдела Международной публицистики Польского Радио, Лукаш Полинцеуш, эксперт Фонда имени Казимира Пулаского, и Патрык Горгол, юрист-международник, публицист издания «Nowa Konfederacja».

Михал Жаковский однозначно позитивно оценивает варшавскую конференцию:


По моему мнению, данный вопрос надо разделить на две части. Во-первых, это была совместная конференция, организованная Польшей и США. Как видно из итоговой декларации, там вообще не говорится об Иране, а речь идет о дальнейших встречах в рабочих группах и дальнейшем углублении сотрудничества. Можно сказать, что создается варшавский механизм консультаций по Ближнему Востоку. Это была польско-американская конференция по вопросу Ближнего Востока. Другое дело, то, что имело место в более широком плане. Среди прочего, это слова Майка Помпео, сказанные в самом начале, перед встречей с Биньямином Нетаньяху, в которых речь шла о конфронтации с Ираном как о единственной дороге на пути к миру на Ближнем Востоке. Потом было достаточно долгое и очень критическое выступление вице-президента США Майка Пенса, в котором он перечислил так сказать, грехи Ирана: спонсирование терроризма, нарушение прав человека, приравнял то, что делает Иран, к Холокосту. Кроме всего этого он сказал одну важную вещь: в начале этой исторической конференции все ее участники, лидеры стран Ближнего Востока, согласились с тем, что Иран является самой большой угрозой для мира и безопасности в регионе. Из того, что я слышал в кулуарах конференции и во время дискуссии в Президентском дворце, если речь идет об арабских странах, риторика была очень воинственной в отношении Ирана.

Для Патрыка Горгола обвинения Ирана в спонсировании терроризма являются очень неоднозначными в контексте ситуации, сложившейся на Ближнем Востоке, а сама конференция является скорее инструментом интересов США, нежели механизмом в решении проблемы мира в регионе:

Вопрос в том, требует ли достижение мира немирного пути и чем является терроризм и его спонсирование на Ближнем Востоке? Если поехать в Израиль и спросить израильтян, кто является террористом, а потом тот же вопрос поставить на Западном берегу Йордана, в Иране или в Сирии, то окажется, что террористами являются все и одновременно никто. Понятие «терроризм», по сути, невозможно определить, где «террористы», а где «борцы» за свободу». Существует также что-то, что называется «государственный терроризм». В связи с этим, я вижу во всем этом больше политику, нежели дискуссию о решении проблемы мира. Трудно говорить о решении ближневосточных проблем, когда за столом переговоров нет китайской, российской делегации, когда нет представителей Палестинской автономии, которая является участником процессов на Ближнем Востоке. Мне кажется, что главной целью этой конференции - было создание коалиции государств, поддерживающих американскую точку зрения на Ближнем Востоке, а в связи с этим реализации соответствующих интересов. В этом плане, безусловно, Иран является политическим противником многих стран на Ближнем Востоке. Этот элемент может быть связующим звеном между, скажем, саудовской и израильской делегациями.

Критику в адрес американской политики на Ближнем Востоке разделяет и Лукаш Полинцеуш:

Мне кажется, что эта конференция ляжет в основу санкционирования возможных военных действий в будущем, не исключено, что даже в недалеком будущем, именно в контексте Ирана и ближневосточного региона. Для меня лично это тревожный сигнал. Я считаю, что США стремясь создавать: стабилизацию, безопасность, свободу и мир – именно эти четыре лозунга звучали на этой конференции – заходят слишком далеко. В связи с этим я не вижу шансов для стабилизации в регионе, равно как и не вижу положительных сторон, которые привносит варшавская конференция.

Участники дискуссии также попытались ответить на вопрос является ли Польша хорошим местом для организации конференции по Ближнему Востоку в плане шансов на конструктивный диалог? Михал Жаковский:

Я думаю, что да. С самого начала кое-кто утверждал, что конференция обречена на поражение. Однако, на нее прибыло почти 60 делегаций, и как уже сказал мой предшественник, за один стол сели делегация Израиля и делегации арабских стран. Важным моментом был приезд в последний момент дипломатов из Катара, который в последнее время находится в изоляции, и с которым Саудовская Аравия разорвала дипломатические отношения. Поэтому, отвечая на вопрос о важности Варшавы как места организации такого мероприятия, нужно сказать, что если удается собрать за одним столом враждующие стороны, то важность Варшавы очевидна. В тоже время, чем-то очень плохим было то, что во время Варшавской конференции по Ближнему Востоку имела место манифестация «Народных моджахедов Ирана», которая прошла вблизи Национального стадиона, где проходила конференция. Тегеран считает их террористической организацией и их поддерживает Америка. Это очень непопулярная организация в Иране. Иранцы помнят, как «народные моджахеды» убивали во время ирано-иракской войны [1980-1988 годов]. Одновременно с этим, Руди Джулиани, бывший мэр Нью-Йорка и участник варшавской конференции [выступивший на митинге «народных моджахедов»] очень сильно поддерживает организацию, с темными связями и непонятным статусом, базирующуюся в Албании, где находится около 3 тысяч членов организации. Туда журналисты не могут свободно приехать, чтобы рассказать, что там происходит. Для меня этот момент с «народными моджахедами» является крайне негативным.

Лукаш Полинцеуш сожалеет, что Польша, будучи организатором ближневосточной конференции, провела ее в отрыве от политики ЕС в отношении Ирана и Ближнего Востока:

Я бы сказал, что хорошо, что конференция прошла в Варшаве, но лишь при одном существенном условии - если бы у Варшавы был мандат представлять позицию ЕС. Это ключевой вопрос. Такого мандата не было, а была даже некая брешь. Кто-то скажет, что США очень важны для Польши, и в этом нет сомнения, но возникает вопрос: насколько тогда важен ЕС для Варшавы в плане позиции в отношении Ирана? Отсутствие главы европейской дипломатии Федерики Могерини говорит о многом, в том числе о том, что нет единства касательно американской политики Европы. Поэтому большим успехом варшавской конференции был бы мандат Польши представлять ЕС. Тогда Польша была бы неким балансом между ЕС и США, что стало бы наибольшей ценностью для Польши.

http://www.radiopolsha.pl/6/248/Artykul/406740
Tags: israël, le proche-orient, les etats-unis, politique, pologne
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments