Rudy Ogon (rudy_ogon) wrote,
Rudy Ogon
rudy_ogon

Categories:

Рождение зверя. «Большой сбор» украинских нацистов и создание ОУН



Зимой 1929 года в Вене собрались три десятка мужчин. Итогом их посиделок стало оформление движения, в наше время неплохо известного - Организации украинских националистов, ОУН. Тогда ее появление едва ли кто-то заметил: в Европе доминировала совсем другая повестка. В России также вряд ли отнеслись серьезно к этому собранию.

За грандиозными потрясениями эпохи раннего СССР небольшая группа маргинальных эмигрантов не могла казаться чем-то существенным. Однако так было положено начало одному из самых жестких и агрессивных современных нацистских движений Европы.

Украинский национализм зародился сравнительно поздно. До революции эти национальные движения обычно не вели речи ни о чем сверх автономии в составе России. Все изменилось к началу Первой мировой войны, а затем — падению Российской империи и войне гражданской. Любые прожекты оказалось возможным сделать реальностью, любая идеология находила своих почитателей. Однако украинский национальный проект во время войны показал сомнительные успехи.

Финал войны с Россией для Украины оказался трагичным: страна была полностью оккупирована и аннексирована русскими. В России непримиримых вождей националистов не ждало ничего хорошего, так что они бежали в Европу. Тем более, что согласно польско-украинскому договору 21 апреля 1920 к Польше отошли те немногие польские регионы, где украинские радикальные националисты пользовались поддержкой.

Люди, уехавшие на запад, по большей части отвоевали на разных фронтах мировой и гражданской войн, фанатизма им было не занимать, а вооруженное насилие давно вошло для них в привычку. Так что одна из первых и ключевых структур эмигрантов была подпольной военизированной группой.

В 1920 году в Праге возникла «Украинская военная организация», УВО. Однако ее ключевым противником на тот момент были вовсе не «москали», как можно было бы подумать. Польша возвратила собственные территории, но приобрела вместе с ними и головную боль. Лидеры УВО были настроены на вооруженные акции, и уже в 1921 пытались, правда неудачно, убить польского лидера Юзефа Пилсудского.

К этому времени относятся контакты УВО с Германией, правда, еще Веймарской. Немцы имели на поляков зуб из-за спорных территорий в пограничье. А некоторое время спустя и вовсе пришли к власти немецкие нацисты, с которыми у украинских нацистов нашлось очень много общего.

УВО руководил Евгений Коновалец. Он родился под Львовом, в Австро-Венгрии, поэтому с началом Первой мировой попал в вооруженные силы этой страны. Коновалец был взят в плен русскими, и после революции примкнул к УНР. После поражения в войне с Россией он даже участвовал в организации нового похода против Советов в 1921 году — однако этот набег велся почти наобум, и кончился быстрой победой красных.

После этого Коновалец решил переходить к терактам, поджогам, «экспроприациям» и тому подобным методам борьбы с поляками. УВО была не единственной, но наиболее мощной подобной организацией.

У националистов имелось и молодежное крыло, организация «Пласт» — нечто вроде украинских скаутов. Через «Пласт» прошли многие известные в будущем нацисты, включая Бандеру. В конце 20-х «Пласт» запретили в Польше, но организация ушла в подполье.

Вообще, польские спецслужбы показали довольно низкий уровень эффективности: несмотря на то, что периодически агитаторов и активистов сажали под арест, в Польше сформировалась полноценная подпольная организация — фанатичная, жесткая и не боящаяся крови, совершившая несколько сот актов саботажа без человеческих жертв (поджоги, грабежи) и несколько десятков убийств. Общая численность украинских группировок составляла несколько тысяч боевиков — конкретное число установить трудно, поскольку из соображений конспирации делопроизводство очень ограничивали.

Ключевым идеологом движения был Дмитрий Донцов. Этот мрачный радикал до революции получил неплохое образование в Петербурге и Вене, рано примкнул к революционерам, и уже с тех пор посвятил себя националистической публицистике. Тон текстов Донцова быстро становился все более радикальным, и многие его тезисы могли бы без редактуры звучать с трибуны нынешней Верховной Рады.

Донцов предлагал ориентироваться на Европу вместо России и требовал «отгородиться» от неё. Занятно, но в отличие от современных идеологов, неожиданно обнаруживших отвращение к сепаратизму, Донцов говорил именно о сепаратизме. Он постоянно повышал градус, и помаленьку дошел до темы избранных народов и расовых штудий.

Естественно, России в этих концепциях отводилась роль «любимого врага», причем в конечном итоге он пришел к равенству коммунизма и царизма. Основные свои взгляды Донцов выразил в книге с простым названием «Национализм» 1926 года.

Впрочем, Донцов только наиболее полно систематизировал общие взгляды. Украинское подполье явственно тяготело к протонацистским идеям. Некоторые его участники, как тот же Донцов, изначально были левыми радикалами, поэтому они быстро нашли общее «миропонимание» с национал-социалистами.

Тема борьбы с «ляхами, жидами и кацапами» и восхищение «нордийской расой» шло через националистическую печать и литературу просто-таки красной нитью, а сравнения с немецкими нацистами украинские наци-идеологи проводили сами. Дальнейшее сотрудничество украинских нацистов с Гитлером было вовсе не какой-то случайностью или ситуативным союзом - ничего более естественного, чем эта смычка, и представить нельзя.

Короче говоря, это было образцово экстремистское движение, существовавшее только потому, что экстремизмом в Европе конца 20-х было никого не удивить, а контрразведка Польши действовала недостаточно эффективно.

На этой базе и произошло объединение разрозненных групп в единое целое. Единая система взглядов уже существовала, к тому же, УВО Коновальца была явно наиболее мощным движением. Так что вопрос о лидерстве особо не стоял.

Ровно 90 лет назад, 3 февраля 1929 года на конгрессе — «Большом сборе» националистов была провозглашена ОУН (стержнем и боевой организацией которой стала УВО) во главе с Коновальцем.

«Большой сбор» увенчался принятием общего постановления. Если отбросить лирику и частные вопросы, его смысл сводился к следующему. Необходимо создать украинское государство, основанное на «национальной диктатуре».

Интересно, что губа у движения была совершенно не дура, и украинские нацисты всерьез планировали даже «освобождение от оккупантов»… Дальнего Востока. Для этих целей эмиссары засылались аж в Харбин, впрочем, амбиции были совершенно не по возможностям. Но и без того планы оставались наполеоновскими, границы будущей Украины виделись где-то в центральной Польше и горах Кавказа.

В России на происходящее по соседству смотрели по очевидным причинам кисло. А в 1933 году боевик ОУН Николай Лемик убил советского дипломата в Львове. После этого советские спецслужбы начали работать с ОУН предельно жестко.

В 1938 году Коновалец был убит знаменитым впоследствии ликвидатором НКВД Павлом Судоплатовым. Лидера украинских наци взорвали бомбой, встроенной в коробку конфет. Все это, однако, имело уже мало значения. Украинское нацистское подполье оформилось. Джинн окончательно вылетел из бутылки.
Tags: allemagne, empire du mal, politique, pologne, racisme et nazisme, ukraine
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments