Rudy Ogon (rudy_ogon) wrote,
Rudy Ogon
rudy_ogon

Минск — Берлин: нацистский маршрут в один конец



В отличие от Украины, в современной Беларуси неонацистов очень мало, сколько-нибудь значимой силы они не представляют - соответственно, и реальной угрозы тоже не несут. Те же, которые всё-таки имеются - являются в известной степени наследниками русской имперской идеологии, но ведут свое происхождение от сотрудничавших с Гитлером национал-социалистов клона NSDAP - Беларусской национал-социалистической партии. Разумеется, такое дикое смешение приводит к шизофреническим изменениям в психике.

Крайние формы национализма были созданы как альтернатива популярным в 20-30-е годы интернациональным идеям распространяющегося марксизма. Нацисты нашли приверженцев и в среде народов бывшей Российской империи. По фашистской партии было и у русской общины, и у украинской, и у беларусской. Все три несли в себе вирус гражданской войны. Правда, у украинских нацистов было больше «юридических» оснований, поскольку Украинская народная республика (УНР) реально существовала, была признана международным сообществом, и лишь после этого аннексирована русскими.

У «беларусов» такого не было, поскольку никогда не существовало самих «беларусов» - были и оставались литвины, а название «Белая Русь» является не чем иным, как составной частью русского имперского мифа о «триедином русском народе» («великая, малая и белая Россия», то есть русня, украинцы и, по факту, литвины из состава Rzeczypospolitej Polski). Миф был сфабрикован ещё царскими средневековыми политтехнологами в схизматских рясах, но начал приобретать административные черты лишь при большевиках, для которых оказался очень удобен, и которые его активно эксплуатировали в процессе создания марионеточных «республик» СССР.

«Беларусская народная республика» 1918 года была фикцией, субъектности у нее было. И поскольку после поражения в гражданской войне деятели БНР были связаны только с Германией, то и ориентировались они на Райх.

Нацистские корни

В Веймарской республике беларусские нацисты никак не проявлялись. Окно возможностей открылось после прихода к власти Национал-социалистической немецкой рабочей партии (NSDAP). И летом 1933 года выпускник Санкт-Петербургского университета, бывший эсер Фабиан Иванович Акиньчиц создал в Вильне Беларусскую национал-социалистическую партию. Для отсидевшего шесть лет за антипольскую пропаганду Акиньчица это было опасно, однако в 1933 году за ним уже стояли немецкие кураторы.

Беларусские нацисты активно работали с ведомством заграничной политики NSDAP, на немецкие деньги основали в Вильне газету «Новы шлях», а в Берлине молодежный Союз беларусских студентов. С Третьим рейхом сотрудничало и «правительство БНР» в изгнании. «Третий президент» Василий Захарко, кадровый офицер русской армии, обращался к Гитлеру с меморандумом о «беларусском вопросе». Но в тот момент NSDAP и руководство Рейха еще не имели чётких планов в отношении Восточной Польши и России.

Второе рождение БНР

Вопрос стал актуальным лишь в 1939 году, когда Германия готовила нападение. В этот период глава БНСП Акиньчиц уже работал в министерстве пропаганды у Геббельса, а МВД Рейха создало Беларусский отдел, который занимался вербовкой выходцев из "литвинских" воеводств. Все эти приготовления были составной частью планов оккупации Польши. Кроме подотделов МПП и МВД, Рейх заложил основу будущего боевого крыла коллаборационистов: создал Беларусский комитет самопомощи. Его члены после нападения на Польшу проходили подготовку на военной базе вермахта в Бялой Подляске. В Берлине приступили к подготовке пропагандистов и переводчиков.

Весной 1941 года было сформировано первое чисто «беларусское» диверсионное подразделение в составе полка спецназа «Бранденбург 800»: 1-й штурмовой взвод из 50 солдат. Аналогично немцы готовили десантников варшавского Белорусского комитета, в число которых включались пленные литвины, добровольцы бывшего Войска Польского.

Правда, после разрыва между союзниками - Германией и Россией - и крупных успехов вермахта в наступлении на восток - помощь местных коллаборационистов оказалась не нужна оккупантам. Именно поэтому второго рождения БНР не случилось. И хотя все, кто до войны сотрудничал с Рейхом, в штатном режиме и прибыли в оккупированный Минск, им доверили лишь не политические, совещательные функции: здравоохранение, культуру и образование в составе Беларусской Народной Самопомощи.

Коллаборационистам, среди которых были Акиньчиц и активисты его БНСП — Козловский, Островский и Ермаченко, хватило ума и осторожности, чтобы не повторить авантюру бандеровцев во Львове, самовольно провозгласивших восстановление УНР, за что их отправили в лагеря. Так что до 1943 года беларусские коллаборационисты оставались на десятых ролях. Вместо БНР был создан колониальный Генеральный округ Беларусия во главе с генкомиссаром Кубе.

Самые бесполезные союзники Гитлера

Именно так: в отличие от украинских нацистов, беларусские оказались совершенно бесполезны Гитлеру и его ставленнику в «Вайсс Рутении» Вильгельму Кубе. Он поручил им создать «Беларусское научное общество».

В июне 1942 года оно было организовано и назвалось в честь хозяина именем Кубе. Правда, ученые бойкотировали работу общества, да и самому гауляйтеру было не до него, так что БНО существовало только на бумаге. Нацисты БНСП создали неполитическую «Женскую лигу», тоже лишь на бумаге. Профсоюзы в условиях тотальной безработицы в оккупированной республике не могли работать в принципе.

Был шанс создать и военизированные формирования. Но поскольку власть оккупантов в "Беларусии" существовала только в крупных городах, а в лесах господствовала Армия Крайова и партизаны, то командование SS было категорически против того, чтобы вооружать беларусов, которым ни на пфеннинг не верили. Поэтому двадцать сформированных из беларусов батальонов так и не вооружили, а весной 1943-го распустили. Полный крах потерпел и проект создания беларусской автокефальной церкви. Иерархи категорически отказались в этом участвовать.

Начало конца

В 1943 году Берлин был уже вынужден обратиться за поддержкой к местному населению, которое в тот период ведомство Розенберга было готово признать арийцами. 22 июня 1943 была созвана так называемая Рада доверия. Название отсылало к событиям времен БНР. На заседание Рады в Минский театр приехали в основном деятели культуры и безнадежные романтики. Председателем был избран выпускник Петербургского политехнического института, министр образования БНР 63-летний Вацлав Леонардович Ивановский. Характерно, что в повестке дня этого форума было только два вопроса. И оба они касались помощи в борьбе с советскими партизанами.

Судя по воспоминаниям участников, которые после войны жили в СССР, делегаты испытывали чувство полной безнадежности. Через месяц после Рады гауляйтер Вильгельм Кубе был взорван партизанами в собственном доме в Минске. Его пост занял боевой офицер SS Курт Готтберг, печально известный расправами над мирным населением. 7 декабря 1943 в Минске партизаны уничтожили Вацлава Ивановского. А 21 декабря Курт Готтберг разогнал Раду доверия, разрешив возродить Центральную Раду, во главе которой поставил нацистов БНСП.

Минск — Берлин — Вашингтон: нацистский маршрут в один конец

Ловушка для коллаборационистов

Действующий эсэсовец, фронтовик Готтберг перестал ставить на гуманитариев-романтиков. В феврале 1944 года он объявил мобилизацию местного населения в ополчение Беларусской краевой обороны, чтобы использовать его на фронте в качестве пушечного мяса. Ополчение было создано, его очень плохо вооружили, но в условиях советского наступления было не до него. Поэтому БКО быстро разложилась. Лишь две тысячи человек эвакуировали в Берлин, где доверили им перезаряжать орудия ПВО.

27 июня 1944 года в Минске Курт Готтберг провел «Второй Всебеларусский конгресс», в котором приняли участие большинство активных лидеров коллаборационистов. На конгрессе вынесли решение о том, что Центральная Рада является единственным законным правительством Беларуси (то есть Литвы). Современный оппозиционный эмигрант Зенон Позняк так высказался об этом форуме: «С 1941 по 1944 годы центральная Беларусия, на которой действовала немецкая гражданская администрация во главе с Вильгельмом Кубе, пережила мощный национальный подъём».

Проект эсэсовца Готтберга, который дрался с «беларусскими» партизанами и ненавидел литвинов, был дьявольским. До советского наступления оставалось три дня. Через шесть дней в Минск вошли русские. Так что у всех, кого Готтберг заставил участвовать в конгрессе, уже не было пути назад.

Смена хозяев

Все попытки заставить беларусов сотрудничать с Рейхом и поверить в национал-социалистические идеи потерпели крах. 90% населения смотрело на коллаборационистов как на марионеток оккупантов. Как и было на самом деле. Поэтому прислужникам оккупантов был путь только в один конец.

Лидер беларусских нацистов Фабиан Акиньчиц был убит партизанами в 1943 году. Член его партии Вацлав Козловский ликвидирован прямо в редакции пропагандистской газеты. Все, кого не постигла справедливая кара, бежали с отступавшими хозяевами.

Tags: 2ème guerre mondiale, bélarus, empire du mal, kresy wshodnie, politique, pologne, racisme et nazisme
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments